mikulishna: (бурундушка)
[personal profile] mikulishna
Февраль наступил. И я традиционно рассказываю о том, что читала в прошлом месяце. Книг не так уж и много — восемь. Но о каждой мне было что сказать. Если вам это интересно — милости просим...

1. Астрид Линдгрен. «Мы – на острове Сальткрока».
Как я уже говорила, каждый год 31 декабря мы с друзьями ходим в баню я беру в руки эту книгу. Это стало уже своеобразной хорошей приметой – начинать год с хорошей и доброй книги. А «Сальткроку» я искренне считаю одной из лучших детских книг в истории литературы.
Каждый год я открываю в ней что-то новое. Вот сейчас меня толкнуло: а ведь пройдет еще несколько месяцев – и Леся моя станет старше почти всех ее героев-подростков… Она только года два, как прочитала «Сальткроку», хотя книги Линдгрен любит еще с тех пор, как не умела читать и только слушала, как мы читаем ей про Пеппи, Малыша или Эмиля. А вот эту книгу я не давала ей – не потому что не хотела делиться своим сокровищем, нет. Просто есть там один эпизод, связанный с кроликом Йокке. Лека всегда очень остро воспринимала грустные моменты, и я боялась спровоцировать у нее реакцию.
…Но каждый год первая книжная история, которая «входит» в мой год, это история о семье Мелькерсонов, которые однажды летом сняли старую столярову усадьбу на затерянном в дальних шхерах островке. И немного завидую им.

2. Генри Лайон Олди. «Песни Петера Сьлядека».
А почему нельзя начинать «читательский» год с двух любимых книг? – подумала я и взялась за этот сборник рассказов. Уже не в третий и даже не в пятый раз. Не скажу, что перечитываю «Песни» часто – их нельзя читать походя, между бутербродами. Их поневоле пропускаешь сквозь себя.
Авторы использовали достаточно незамысловатый прием – все включенные в сборник новеллы объединяет сквозной персонаж, лютнист, менестрель Петер Сьлядек. Он идет по дорогам, останавливается в разных городах и поселках – как реальных, так и вымышленных (он даже в Харькове побывал, правда! Спросите у Олдей!) – и слушает истории, которые рассказывают ему разные люди. Жизнь бродячего музыканта нелегка – холодно и голодно бывает гораздо чаще, чем тепло и сытно. А менестрель идет по дороге. И мастер-фехтовальщик Ахилл Морацци, получив странный дар от древнего, забытого бога, начинает путать бой на шпагах и острую словесную отповедь… И Кассандра ошиблась в своем пророчестве, и не пала Троя – выстояла; но чтобы подбодрить заплаканную царевну, слепой певец понес по миру весть о том, что пал древний Иллион… И сам Петер однажды вступит в поединок со смертью – и поймет, что дороже его лютни, его «Капризной госпожи» нет для него ничего в этом мире – кроме, конечно, самой жизни…
Идет менестрель по дороге. Ибо, перефразируя Дяченок – пока менестрель идет по дороге, есть надежда.

3. Джеймс Хэрриот. «О всех созданиях – больших и малых».
...Кто знает, если бы с книгами этого автора я познакомилась лет на пять-семь раньше, может, я бы сейчас здесь не работала. Потому что — вполне возможно бы, поступиала бы не в университет на филфак, а на ветеринарный факультет... Хотя, может, и нет: боюсь крови. И это единственное, что оправдывает меня в собственных глазах, когда я читаю записки сельского английского ветеринара и думаю о том, что я так и не стала его коллегой...
А книги эти я люблю и возвращаюсь к ним время от времени. Трогательные, иногда грустные, иногда — веселые, но неизменно очень душевные и искренние. На этот раз я взахлеб рассказывала дочке о Трики-Ву, китайском мопсе, которого лечили от переедания путем изоляции от любящей хозяйки... И с трудом сдерживала слезы, когда читала о бездомной кошке, заходившей иногда в один из домов погреться у камина, и принесшей под Рождество хозяйке самое ценное, что у нее было — своего котенка... Кстати, людей Хэрриот описывает не менее хорошо. Чего стоит, например, владелец большого поместья и огромного количества животных, который каждый день, в жару и в холод, носит на дальний луг сено для доживающих свой век старых лошадей...
У меня, увы, есть только эта книга. Но знаете что? Когда у меня будет “читалка” (а я очень на это надеюсь), на ней непременно будут все истории, рассказанные Джеймсом Хэрриотом...

4. Татьяна Устинова. «Хроника гнусных времен».
Классическая, можно сказать, Устинова. “Можно сказать” - потому что для меня “классическая” она тогда, когда ее героини, мягко говоря, не модельной внешности — как Варвара в “Подруге особого назначения”, например. Тут же — классический пример ухода от “моей” классики. Но ничего. Иногда тянет перечитать.
...Для Кирилла, успешного предпринимателя и хозяина строительной фирмы, все начиналось со случайной встречи на набережной в Питере. Девушка ссорилась со своим парнем, а потом оказалось, что в ее машине сел аккумулятор. Кирилл помог ей завестись, зачем-то вручил свою визитку и уехал по делам в Москву. Снова он увидел Настю через неделю, пригласил ее пообедать, и узнал тогда, что у девушки некоторое время назад умерла бабушка. Все уверены, что это был несчастный случай. Но Настя думает, что имело место убийство. Чтобы разобраться во всем, она пригласила в унаследованный от бабушки дом всю семью, а также Кирилла — чтобы он помог провести “независимое расследование. Настя решает выдать нового знакомого за своего парня — благо, его никто в семье не видел. И Кириллу очень скоро начинает казаться, что права таки Настя, и что в старом особняке действительно происходят подозрительные вещи...

5. Юлия Остапенко. «Легенда о Людовике».
Для того чтобы быть королем, вовсе не обязательно быть святым. И далеко не каждый святой может быть хорошим королем. Совместить в себе малосовместимые вещи пытался, наверное, только тот, кого еще при жизни называли Святым — король Фрации Людовик. Мы увидим его впервые в часовне, где он проводит в молитвах ночь накануне собственной коронации. Дождливой ночью мальчику казалось, что изображенный на витраже Георгий Победоносец плачет. А потом... Потом в часовне вдруг появился пожилой мужчина. Они почти не разговаривали. Но юный Людовик запомнил эту встречу на всю жизнь.
Быть рядом с королем нелегко. Ибо королеве-матери, Бланке Кастильской, довелось отстаивать свое право на регентство. Ибо Маргарита Прованская, став женой короля, все равно оставалась второй — или даже третьей, ибо первенство принадлежало вере...
...Писать историческое фэнтези — неблагодарное занятие. Потому что всегда могут найтись те, кто скажет: мол, автор слишком уж много своей картины повесил на гвоздь истории. Но я — верю. Верю написанным характерам, верю придуманным авторам ситуациям... В моем личном рейтинге книг Юлии Остапенко “Легенда о Людовике” заняла второе место — после сборника рассказов “Жажда снящих”.

6. Анна Гавальда. “Просто вместе”.
Самая лучшая книга для неторопливого чтения. Потому что всеми силами стараешься растянуть это удовольствие: максимум страниц 50 в день — больше не получается, да и не хочется. Потому что... потому что это же “Просто вместе”! Просто так хочется подольше побыть вместе с Камиллой, Франком и Филибером — вместе с их кучей комплексов, обидами, проблемами... Кто-то писал в отзывах на “Либрусеке”, что ощущает себя как бы внутри этой книги. Я — снаружи. У меня не происходит погружения в нее. Но я словно дышу этой прозой. Я уже писала в своей ленте: “...когда я читаю эту книгу, мне кажется, что само время замирает и, задержав дыхание, заглядывает мне через плечо — чтобы не пропустить ни строчки. А потом спохватывается и торопливо передвигает стрелку часов на сразу на несколько минут вперед...” Я и сейчас с удовольствием подпишусь под каждым словом этой цитаты!
Если мне понадобится охарактеризовать эту книгу одним предложением, я скажу так: “Встретились три одиночества...” Или, наверное, даже четыре — если считать Полетту. Потому что существование Камиллы, Филибера и Франка стало для каждого из них одновременно и якорем, и спасательным кругом: удержаться на плаву и не дать унести себя бурному потоку. Противостоять окружающему миру и даже — в чем-то — самим себе.
Одно знаю точно: еще не раз я вернусь к этой книге. И — к другим книгам этого автора.

7. Марина и Сергей Дяченко. “Ключ от королевства”.
Если кому интересно, две первые книги этой трилогии “живут” у меня в украинском переводе. Ничего не хочу сказать плохого, но... Словом, есть в переводе “Джерел” кое-какие языковые шероховатости. Но это я так, носом кручу. Потому что третья-то книга у меня в оригинальной, русской версии, и именно она — почему-то! - нравится мне больше предыдущих.
...Помните у Михаила Афанасьевича Булгакова: “Никогда не разговаривайте с незнакомцами”? Вот если бы 12-летняя Лена Лапина знала эту заповедь и твердо ее придерживалась, то никогда в ее жизни не было бы подобных приключений — пусть и опасных, но все-равно по-настоящему волшебных! Стать магом дороги странствующего Королевства — да кто из ее ровесников мог об этом мечтать! Подумать только: незнакомец, встреченный ею однажды зимой в переулке недалеко от дома, оказался самым настоящим королем. Строгим и справедливым. Умеющим держать свое слово. И вместе с королевством Оберона Лена прошла по дороге между мирами, научилась чувствовать опасность, уничтожать чудовищ... И главное — поверить в собственные силы. Ведь без этого стать настоящим магом просто невозможно...

8. Мари-Бернадетт Дюпюи. “Сиротка”
Действие этой книги происходит в Канаде, в поселке Валь-Жальбер при целлюлозной фабрике. С прекращением работы фабрики поселок опустеет, и только разрушенные здания будут напоминать о том, что здесь некогда кипела жизнь. Школьница Мари-Эрмин в своем сочинении сравнит замершую фабрику с остановившимся сердцем. Но это будет потом.
...А сначала на крыльцо монастырской школы зимней ночью мужчина положит ребенка, закутанного в кусочки меха, и не уйдет до тех пор, пока не убедится, что сердобольная монахиня унесла в дом дитя. Девочка, которую родители назвали Мари-Эрмин (об этом говорилось во вложенной в сверток записке, будет расти с монахинями и сумеет завоевать сердца Христовых невест. Одна из женщин поселка станет ее няней, и в семье Бетти скоро привыкнут относиться к девочке как к родной. А когда она подрастет, то станет понятно, что природа наделила девочку прекрасным голосом. Пройдет еще несколько лет, и в поселке объявится женщина, которая назовется матерью юной певицы. Но сколько еще тайн скрывает от Мари-Эрмин та, которая подарила ей жизнь?

Вот, собственно... А сейчас у меня "в работе" "Острова и капитаны" Крапивина. Книга прочитана на две трети, но все-таки в январе дочитать я ее не успела. Поэтому - вы уже знаете, чем я начну февральский "отчет",

Profile

mikulishna: (Default)
mikulishna

May 2013

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415 161718
19202122232425
262728293031 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 04:14 am
Powered by Dreamwidth Studios